Destiny crossroads

Объявление

   
Судьбокрёстки
Добро пожаловать на ролевую площадку по книгам Макса Фрая!
Данный форум создавался именно как площадка для игры, а не просто ролевая. О сути разницы можно почитать здесь. Время действия игры - после финала "Я иду искать".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Destiny crossroads » Где-то когда-то » «Невозможно» — это отговорка, чтобы успокоить совесть


«Невозможно» — это отговорка, чтобы успокоить совесть

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s6.uploads.ru/t/tzPWq.jpg

Дата: 95 год эпохи Кодекса, спустя несколько недель после принятия леди Меламори Блимм в Тайный Сыск
Место: Управление Полного Порядка
Участники: леди Меламори Блимм, сэр Шурф Лонли-Локли
Описание: Сомнения порождают неуверенность. Неуверенность вгоняет в депрессию. И когда любимое начальство никак не помогает с этими бедами справляться, на помощь приходит тот, чья невозмутимость бесит большего всего.

+3

2

Это было каким-то проклятьем. Меламори сама не понимала, как у нее тогда получилось встать на след. Ну ведь маг из нее никудышный, она даже камру себе сварить по-человечески с первого раза не могла, куда там Тайный Сыск, но все лучше, чем Орден. Да уж, вот позорище было бы на седины предков, когда такую бездарность бы отправили ремеслу магическому учится.
Джуффин чуть ли не по дюжине раз на дню повторял, что у новой сотрудницы просто потрясающий дар, а новая сотрудница совершенно не понимала, что с этим даром делать и как вообще он работает. Один раз это случайность, но сэр Халли стоял на своем, заявляя, что никакая это не случайность, то есть, это, конечно, случайность, но весьма положительная и леди Блимм вполне сможет развить этот талант до невероятных высот.
Да-да, легко сказать, да непросто сделать. Девушка уже готова была пойти и повеситься, потому что у нее решительно ничего не получилось. За это утро она съела уже столько мороженого, что готова была просто лопнуть, ну или превратиться в лед изнутри.
Почтеннейший начальник был по уши и лысую макушку занят каким-то очень важным делом и уже даже ускакал куда-то, выдав новичку задание - взять хоть какой-нибудь след. Нет, ну что это за задание такое?! Тогда у Меламори получилось исключительно потому что от этого зависело очень многое, жизни людей. А тут... Ну какой след она возьмет в Управлении? Тут все честные порядочные граждане, зачем же их лишний раз нервировать?
Девушка в очередной раз разулась и потопталась посреди Зала Общей работы. Хорошо, что сэра Мелифаро тоже на месте не оказалось, а то Меламори бы и вовсе прямо тут провалился бы сквозь каменный пол. Снова провал, девушка как стояла, так и села прямо на пол, всплеснув руками и громко вскрикнув, запустив пальцы в темные растрепанные волосы. Она даже не заметила, как по щекам побежали крупные горячие слезы.

+2

3

Немногие догадывались, что ужасный и грозный сэр Халли имел привычку перехваливать своих новеньких сотрудников. Первой его жертвой на ниве педагогики стал сэр Мелифаро, к счастью, соображавший вполне сностно, чтобы раскусить коварное начальство и почти не поддаваться на откровенную лесть. Затем, когда становилось понятно, что новенький больше не растекается лужей камры по кресу от любого доброго слова, сэр Халли переключался на новую жертву. Шурф подозревал, что встреться они при иных обстоятельствах, то чаша сия не минула бы в ту пору и его самого, горделивого и падкого на признание. Но у него тогда хватало иных забот, кроме как преданно заглядывать в рот Кеттарийскому Охотнику, а в нынешние условно мирные времена развлекаться шефу было жизненно необходимо.
Потому ничего удивительного в том, что первая и пока единственная леди Тайного Сыска попала в руки шефа и получила целое море ценнейших советов. Сверху они были присыпаны отборными похвалами, заверениями, что без её дара Мир покатится к Мятежным Магистрам, и всё в таком духе — в общем и целом, недалеко от правды, если принять их малое войско за точку отсчёта, сиречь целый Мир. Без Мастера Преследования Затаившихся и Бегущих действительно было не слишком комфортно работать.
«Не слишком комфортно» — это такая ничего не значащая, обтекаемая формулировка, которая скрывала слишком много личного, о чём не принято говорить вслух. Даже если бы сэр Шурф вздумал ставить личные интересы выше дела, он ни за что не признался бы, как сильно ему не хватало Тотохатты и как глубоко в душу — его настоящего, а не идеальной маски — проникла вина от той роковой ошибки. Вместо бессмысленного самобичевания он просто делал всё, что в его силах, а значит, совершал невозможное каждый день. Не так уж и трудно, всё-таки его работа — уничтожение, а не созидание. Создавать нечто прекрасное из смутных образов и обрывков чужих снов намного более трудоёмкий и сложный процесс, нежели превращать преступников в аккуратные горсти пыли. При желании в этом тоже можно найти определённое удовольствие, вот только все чувства и эмоции Шурф отодвигал за пятьдесят шестой план бытия, что изрядно облегчало жизнь.
При этом жизнь остальных по-прежнему била ключом и фонтанировала яркими красками с переходом в контрастно чёрный. Выглянув из кабинета на громкий вскрик, Шурф обнаружил леди Меламори на полу, босую, растрёпанную и глубоко опечаленную.
Методы обучения сэра Халли, конечно, эффективны, но совершенно не способствуют душевному равновесию.
— Леди Меламори, позвольте напомнить, что уважающим себя леди не пристало сидеть на полу, — бесстрастным тоном произнёс Шурф, глядя сверху вниз на коллегу с выражением лёгкого недоумения. Настолько лёгкого, что плохо знавший его человек мог подумать, что лицо Шурфа вовсе не способно выражать никаких эмоций. — Вам бы сейчас подошло Кресло Безутешных. Утрите слёзы, — идеально чистый платок был протянут Меламори, а она сама не ведающей колебаний рукой поднята с пола на ноги. Предельно аккуратно и тактично, разумеется, но по опыту общения с сэром Мелифаро Шурф знал: многие его действия и слова отчего-то трактуются неправильно. До чего же большинство людей несовершенны. — И расскажите, из-за чего вы расстроены. Не могу назвать себя мастером в утешении леди, тут вам следует обратиться к сэру Мелифаро, однако считаю своим долгом вам помочь.
Только слепой не заметил бы, как сэр Мелифаро увивался за леди Меламори, а та всякий раз ловко отказывала ему под тем или иным предлогом. Особого смысла в этих телодвижениях Шурф не видел, но тратить время на вразумление заигравшейся молодёжи — занятие ещё более бессмысленное.
На небольшом диване, широком для одного и узковатом для двоих, они умудрились сесть как можно дальше друг от друга. Не тот уровень доверия, чтобы переходить на «ты» и пересекать границы личного пространства, в этом плане Шурф был безумно щепетилен. Он внимательно и терпеливо смотрел на леди, готовый ждать её признания хоть вечность, но лучше бы, конечно, управиться до вечера.

+3

4

Меламори резко вскинула голову на голос. Ей казалось, что Лонли-Локли где-то не здесь, ей казалось, что она вообще одна в Управлении. Было не очень хорошо, что этот человек застал ее в таком состоянии посреди помещения прямо на полу. Следом за стыдом пришла злость. Да, Шурф был гораздо старше Меламори, но он говорил в таком тоне, словно она не взрослая девушка, которая, к тому же, его коллега, а какая-то маленькая девочка. С ней даже отец так не разговаривал. Еще и кресло ей это грешное предлагал. Меламори вспыхнула мгновенно, но даже не успела и рта открыть, как ее еще и словно куклу подняли на ноги, протягивая платок.
Она открывала и закрывала рот, словно рыба, выброшенная на берег. Глубокие и частые вдохи и медленные выдохи хоть немного прояснили сознание, на дне которого билась весьма здравая мысль, что навряд ли Лонли-Локли хотел каким-то образом унизить Меламори, скорее даже наоборот - помочь ей, но его манера общения и схема поведения была настолько не располагающей к себе, что невольно хотелось злиться. Он раздражал ее? Да, вполне, хотя ее сейчас, наверное раздражало абсолютно все.
-Меня вообще не надо утешать! - невольно огрызнулась Блимм, это получалось у нее самой собой, она взяла платок и все таки утерла слезы, представляя, как у нее распух нос и какая она сейчас красная от этих глупых рыданий.
Она подняла глаза на мужчину, заглянула в абсолютно бесстрастное лицо и поняла, что с этим человеком лучше не пытаться капризничать, не тот тип. С Мелифаро, как верно заметил сэр Шурф, можно было делать все, что угодно, в пределах разумного, с этим же...
-Я не уверена, что это не прозвучит, как жалоба, но... - она шмыгнула носом. -Сэр Джуффин выдал мне задание, встать на след, но я не могу вообще никакого следа тут найти! Я не понимаю, как я тогда вообще умудрилась это сделать, я не знаю, с чего начать даже и это злит меня, мне кажется, что это просто какая-то дурацкая случайность была и мне тут не место! - наконец призналась девушка и почувствовала, как слезы с новой силой покатились по ее щекам, она поджала губы и тихо выдохнула, глядя куда-то в пол.

+2

5

Шурф понимал, что Меламори её проблема кажется неразрешимой. Что она (проблема) действительно важна и серьёзна он тоже понимал, однако считал неразумным так из-за этого убиваться и тем более лить слёзы. Юная леди застряла на перепутье, не в силах пробиться дальше сквозь стену собственной неуверенности и паники, вот что происходило сейчас в Управлении. Маленький локальный Конец Года для человека, пока не способного управлять ни своими эмоциями, ни силами. Всё придёт с опытом — уж это Шурф испытал за себе не раз. Он мог бы выдать леди Меламори подробную лекцию о вреде саморазрушения, посоветовать каждый день уделять время на дыхательные упражнения и вдобавок заказать из «Обжоры» свежую камру, но ограничился лишь:
— Прошу меня извинить. Согласен, вы весьма успешно пытаетесь успокоиться сами, однако вдыхать следует медленнее и считать точнее. Последний выдох сбился на два счёта.
Пояснять что-либо ещё Шурф не счёл необходимым, раз уж леди Меламори великодушно избавила его от необходимости объяснять азы дыхательной гимнастики. Сам он давно вдыхал и выдыхал на шестнадцать, что, впрочем, к делу отношения не имело.
Факт того, что леди Меламори он не нравился — раздражал, бесил, подставить нужное — ни капли Шурфа не удивлял. Подобную реакцию он воспринимал как среднестатистическую по палате безумных, разве что таблички на окружающих не вешал с подробными указаниями, сколько раз этот несчастный пожелал Мастеру Пресекающему свернуть шею, упав с моста. О чём-то подобном до сих пор думали, и на счастье порядочных жителей Ехо не слишком часто, иначе несчастных случаев резко прибавилось бы — и не за счёт благополучно убившегося сэра Шурфа, разумеется. Меламори же были простительны всплески эмоций и раздражения, ибо она ещё молода и импульсивна, а сдерживать гнев в её возрасте вредно для здоровья.
Карму Шурфа это всё равно не испортит, как и настроение, а леди выпустит пар и будет готова к конструктивному диалогу.
Выслушав её «жалобу», Шурф на десять секунд замер, размышляя над ответом. Смысла в паузе особого не было, кроме как дать фору леди и позволить вытереть новый поток слёз.
— Во-первых, как не раз говорил вам сэр Халли, случайностей не бывает. Не в вашем случае. Неужели вы правда считаете, что должны сейчас находиться где угодно: у себя дома, в Ордене Семилистника, в любом учебном заведении Ехо или в трактире, заедая стресс? — вопрос был сугубо риторическим, но прозвучал сродни экзаменаторскому: «Ты читал весь список литературы из ста двадцати пунктов и пяти приложений?».
— Второе следует из первого, — безжалостно продолжил сэр Шурф. — Ваше место именно здесь, как бы вы ни пытались доказать обратное. Может казаться, что вы ничего не умеете и не можете, и это правда. Но правда сиюминутная, поскольку уже завтра вы будете знать и уметь много больше. А значит, вам следует взять себя в руки и встать на след.
Чей именно он уточнять не стал: молча встал, пересёк зал и остановился на пороге, глядя на леди Меламори как всегда спокойно и невозмутимо.
— Если бы я своими глазами не видел, как вы прошли по следу, леди Меламори, я бы на этом и остановился. Но я видел, так что будьте добры хотя бы попробовать.
И Шурф приглашающим жестом указал на пол, словно на нём были выложены сорок сортов изысканного мороженого в изящных креманках. О слабости новой коллеги знали все, чем небезуспешно пользовался сэр Кофа, подкармливая «девочку» и на чём пытался сыграть Мелифаро. Вспомнив обучение последнего, Шурф без сожаления подумал, что с леди Меламори процесс затянется. В наставники он ей не набивался, но был готов пожертвовать несколькими часами каждый день, чтобы вытащить из неё глубоко засевшие корни неуверенности.

Отредактировано Шурф Лонли-Локли (2017-07-05 23:01:46)

+2

6

Меламори покосилась на Шурфа с такой ненавистью, что, казалось, если бы она могла, она бы испепелила его взглядом не хуже, чем его смертоносная перчатка. Наверное, если бы она была мощным магом или если бы все таки в свое время послушалась отца и отправилась в Орден Семилистника, то у сэра Лонли-Локли как минимум заболела бы голова, но увы, на это Блимм была не способна. То, что этот человек начал учить ее правильно дышать выбесило девушку до красных пятен на заплаканном уже побледневшем лице. Она приоткрыла рот и хотела бы сказать какую-нибудь гадость, но невозмутимость этого мужчины сыграла злую шутку с девушкой: он был абсолютно серьезен, настолько, насколько это вообще было возможно и сейчас кричать на этого человека означало только лишь то, что сама Меламори не в состоянии держать себя в руках. Из этого напрашивался один простой вывод - зачем она такая нужна в этом месте? Поэтому она только еле заметно кивнула, словно действительно собиралась принять этот совет к сведению, разумеется, это было не так. Сейчас перед ней стояла куда более важная проблема, чем какие-то подсчеты вдохов и выдохов.
Она поджала губы и опустила голову, пока сэр Шурф выдавал ей порцию своих соображений менторским тоном. На самом деле, можно было просто послать этого человека куда подальше, но что-то не позволяло Меламори это сделать. Наверное его правота. Конечно, случайностей не бывает и люди просто так не встают на след других людей, иначе бы в Тайном Сыске было бы гораздо больше Преследователей, да и не только на этой половине Дома У Моста. Девушка это прекрасно понимала, настолько ясно, что ей захотелось снова разрыдаться, только уже не от беспомощности, а от стыда.
Взяв себя в руки, она глянула на Лонли-Локли, который зачем-то встал и пошел на выход. Логично, он все сказал, что ему тут теперь сидеть и платки леди подавать, сопли ей вытирать. Выдохнув, она не ожидала, что он еще что-то скажет, а уж когда он показал на пол, девушка внутренне содрогнулась.
-Что? Прямо вот сейчас?.. - упавшим голосом спросила Меламори, которая совершенно не была готова к тому, что ей прямо вот срочно сию же секунду нужно будет выполнить такую сложную задачу, над которой она билась уже не один час.

+2

7

- Да, - строго сказал сэр Шурф. – Прямо здесь и сейчас.
Сказал и вспомнил свой первый день в Ордене Дырявой Чаши. Его, заносчивого глупца, тогда жестоко поставили на место, показав, кто он есть на самом деле. И тем самым дали мощнейший пинок и мотивацию выгрызать знания из чужих голов любыми путями. С леди Меламори такой трюк не сработает, слишком у неё силён страх неудачи. Да уж, компанию для личностного роста и саморазвития она выбрала (или судьба за неё) неудачную – все как на подбор бывшие идеальные убийцы, безумцы и детективы, эту разномастную публику ловившие. Один сэр Мелифаро отличается адекватностью и говорливостью, вот только это ему немного не в плюс.
- Впрочем, у вас есть несколько минут, пока я дойду до конца улицы, - смилостивился сэр Шурф, услышав тоску приговорённого к смерти в голосе Меламори. Не то чтобы его это смягчило, но напомнило, что не всем всё даётся с первого раза. Тем интереснее. – Пробуйте, пока не получится – вот единственный известный мне способ доказать другим, что с тобой и вообще кем бы то ни было надо считаться.
Он не добавил, как сам миллиарды раз пробовал, бился об стену невозможного, ненавидел себя, других – и с каждым разом наскребал чуть больше сил для нового отчаянного рывка. Глупо, самонадеянно, так юношески максималистично. Леди Меламори в этом плане очень похожа на него в молодости. Гордая и могущественная, с тем лишь отличием, что молодой Шурф был полон решимости сразить всех своим талантом. Пусть и она пробует, хуже от этого не будет уж точно. Заодно наберётся уверенности и поймёт, насколько разрушительно для самомнения проводить сравнительный анализ себя и, к примеру, сэра Халли. Всё равно что младенца отправить сражаться с натасканным королевским телохранителем. Не тот уровень.
Но слова «я был таким же самонадеянным идиотом» не принесли бы положительного эффекта, а распыляться на ещё одну лекцию с экскурсом в прошлое Шурф не посчитал нужным. Потому просто вышел из Управления, завернул за угол и остановился в том месте, где дорога резко расщеплялась на десяток улиц поменьше. Теоретически, даже начинающий Мастер Преследования мог с закрытыми глазами определить, куда ушёл интересующий его человек. Тотохатта с удовольствием так развлекался, предлагая Шурфу прогуляться по городу, а затем появлялся в совершенно неожиданный (как он думал) момент с широкой улыбкой на лице. Шурфу было не сложно выполнить просьбу, да и особых последствий для себя он не ощущал – вставший на след Тотохатта ощущался рябью упавшего листа на поверхности озера. Волна дрожи вдоль позвоночника – вот чего добивася первый лучший друг сэра Шурфа, когда бывал в наихудшем своём настроении, что случалось, честно говоря, нечасто. Так что у леди Меламори не было и шанса ни навредить ему, ни испепелить взглядом, что она сделать, конечно, пыталась… Ради её душевного спокойствия Шурф мог бы сотворить простую иллюзию и рассыпаться пеплом, чтобы собраться после у себя дома, но зачем так жестоко обманывать юных леди? Она же обрадуется, поверит, попытается повторить на менее проницательной жертве – и всё, конец счастливой сказке. Шурф слыл безумным убийцей и Смертью на Королевской Службе, да много чего про него говорили, но уж точно не был крушителем девичьих надежд. Леди Хельна ему бы этого не простила.
- Вы вышли на улицу, это уже большой шаг вперёд, - обратился он к леди Меламори, не оборачиваясь. Прекрасно знал, что она злится, нервничает и боится, но слушает. И ждёт. – Закрепим успех. Найдите меня, леди Меламори. Если вам будет легче, можете ругаться или проклинать, некоторым подобная вербальная подпитка придаёт уверенности и сил.
И он быстро ушёл, почти исчез с таким расчётом, чтобы было невозможно понять, по какой именно дороге следует за ним нестись, ловить и высказывать всё накипевшее. При этом спина оставалась идеально ровной, дыхание не сбилось, а разум флегматично отметил, что раз уж выдалась такая славная прогулка, то можно совместить приятное с полезным и добраться до Гребня Ехо. С него воды Хурона видны лучше всего. Если леди Меламори в конце обучения будет в духе, то оценит. Возможно.

+2

8

Меламори вскинула голову на сэра Шурфа и вспомнила тот день, когда она впервые встала на след. Как она вообще могла схватить этого человека за руку и куда-то потащить? Да уж, видимо, это было действительно что-то за гранью, хотя, девушка вдруг внезапно осознала, что если бы ей случилось заново переживать эти мгновения, она сделала бы то же самое. Внутри что-то встало на место и Блимм выкинула из головы все эти дурацкие мысли о том, что она сделала что-то не так и этот человек мог каким-то образом что-то неправильно подумать. Он мог думать сколько угодно, ей было плевать, точно так же, как Меламори сейчас много о чем думала, касательно сэра Шурфа и в основном в негативном ключе, но и ему, как казалось, было глубоко все равно, что там она себе думает. Он поставил ей цель и, кажется, ничуть не собирался отступать прочь и оставлять девушку в покое, по крайней мере пока она сама этого не пожелает, а желать этого она не хотела, как ни странно. Все внутри кипело от злости, от разочарования в собственных силах, но где-то там же была упертость, желание доказать, что она чего-то да стоит, что не просто так она находится в Доме у Моста.
-Хорошо... - ледяной безразличный тон, только глаза сверкнули гневом, Меламори поднялась на ноги и расправила плечи, откидывая волосы назад.
Лицу вернулась бледность, красные глаза уже не были влажными от слез, а губы были плотно сжаты и превратились в бледную полоску. Девушка снова забыла тюрбан, но ей он как-то был без надобности сейчас. Она посмотрела на пол и снова разулась, когда только успела обратно сапожки надеть? Не важно это сейчас было, сейчас ей отчаянно хотелось сделать так, чтобы этот зануда похвалил ее, это была не детская хотелка, это было что-то другое, что-то, что Меламори объяснить не могла, ей просто физически было необходимо, чтобы конкретно Шурф Лонли-Локли признал, что она молодец. Не Джуффин Халли, не Кофа Йох, не Мелифаро (он-то это признавал по дюжине раз на дню просто за существование леди Блимм), а именно сэр Шурф.
Холодный тон и это безразличие выводили из себя, ее это злило и раздражало почти так же, как тогда ее разозлил отец, который хотел от нее того, чего она сама не хотела. Сейчас она очень хотела встать на этот грешный след, при чем знала, что след у сэра Лонли-Локли очень хороший, ей хотелось нагнать его, хотелось почувствовать, как это встать на его след и она была безумно зла на этого мужчину, который застал ее в слезах и принялся, пусть странно, но успокаивать. Злость - вот двигатель прогресса для Меламори, конкретно сейчас, она понятия не имела, как это будет в будущем, но вот сейчас, в эту самую секунду, ей хотелось просто разорвать этого человека на мелкие кусочки, она понимала, что это невозможно, кого угодно, только не его,  но это не мешало ей перешагивать с места на место в комнате, чтобы найти тот самый заветный след. Когда в пятках снова закололо, девушка торжествующе хохотнула и сделала осторожный шаг вперед, ощутив это незабываемое чувство гона.
Внутри все переворачивалось и подпрыгивало, торжествовало. Она шла вперед медленно, что давалось ей с большим трудом, но она сделала это. Ее лицо было бледным и сосредоточенным, она вышла из управление и наткнулась на Лонли-Локли.
-Да идите вы... Уже...  - процедила девушка, сверля его злобным взглядом, ей хотелось идти дальше, ей хотелось нагнать его, а вот когда он стоял от нее на расстоянии полу дюжины метров - это было не интересно. - Идите быстрее, сэр Шурф, я вас нагоню достаточно скоро! - бросила она без особой злобы, пританцовывая на месте.
И он исчез, но Меламори это лишь в самом начале испугало, а потом босые ступни сами понесли ее вперед. Она вдыхала вечерний воздух, но у нее не было времени и сил разглядывать пейзажи, она бежала по следу и это было удивительно, она была счастлива. Сегодня она была счастлива, она знала, что она идет не за кем-то, кого потом будут убивать за то, что он сотворил что-то ужасное, она бежала за человеком, который вдохнул в нее уверенность в себе и это безконечно радовало ее.
До Гребня она добралась в абсолютно потрясающем расположении духа. Меламори знала, что он знает, что она у него на хвосте, но он стоял спиной и любовался водами Хурона, это не помешало девушке просто взять и обнять этого выосоченного зануду сзади, не как мужчину, а как человека, который подарил ей то, чего ей так не хватало, она соскочила со следа и тихо засмеялась, уткнувшись лбом в его спину и ей было не страшно, что сейчас ему что-то не понравится, скорее было просто спокойно. Она знала, что это никуда не уйдет, он не скажет о ее несдержанности кому бы то ни было, кроме нее самой и она не расскажет о том, как она обнималась с Истиной в наступающих сумерках.
Она вдохнула свежий воздух, отдающий тиной и тихо сказала:
-Спасибо... - она понятия не имела, как скоро она снова сможет встать на след, понятия не имела, о том, получится ли у нее снова прямо сейчас, но это сейчас было не важно, она выдохнула с облегчением и тут поняла, что ее ноги снова покалечены, боль была нестерпимой, девушка поджала губы и буквально повисла на Лонли-Локли, не в силах наступить на пораненную плоть. - Я... Ой... - она пошатнулась, все таки висеть на шее у Шурфа было уже как-то неправильно, но что поделаешь, раз ты такая растяпа?

+1

9

Иногда Шурф жалел, что невозможно встать на свой собственный след. Тотохатта говорил, что идти по его, Шурфа, следу, - это невероятный по своей интенсивности опыт, словно голые ноги одновременно обжигает лава, щекочет трава и омывает солёное море. Выражался он, понятное дело, иначе, но суть примерно такая. При этом след сильный и ровный, по нему идти легко и приятно, как если бы перед Мастером Преследования выложили путь мягчайшим кеттарийским ковром, а не разноцветной мостовой Ехо. Трудно теперь уже оспаривать или подтверждать его мнение, которое Шурф запомнил как нечто безудержно яркое, светлое, умиротворяющее, нечто поразительное и чудесное, нечто счастливое – нечто, чему уже никогда не бывать, но что обязательно следует хранить в памяти как ценнейшее сокровище.
И вот, когда леди Меламори Блимм встала на  след, Шурф почти позавидовал ей, ведь она могла не просто найти его в любом месте столицы, но и передать по метафорической связи свои ощущения от этого первого сознательного бега. Тот раз на площади не считается, тогда Меламори действовала инстинктивно и очень эмоционально, поддалась порыву и предназначению, а сейчас перед ней была чёткая цель и ни шанса повернуть назад. Гордость и упрямство не позволят. Для неё он – цель, живое воплощение вызова, всего того, что она терпеть не могла во взрослых, которые указывали, как правильно нужно жить. Шурф не против был стать для неё и целью, и вызовом, и порадоваться тоже был готов, потому что вполне естественно испытывать удовлетворение, когда твоя подопечная идеально справляется с заданием. Никто и не сомневался в том, что у неё получится. Сэр Халли как всегда заполнил голову бедной девочки упадническими мыслями, вот она и впала в депрессию, решив, что недостойна таких могущественных и недостижимых «их». Стоит ей понять, что гораздо важнее уверенность в своих силах, а не эфемерное признание, как её шаг станет легче пуха, а настроение взлетит до небес. Похоже, уже.
Шурф наметил улыбку уголками губ, почувствовав приближение Меламори. По следу она не бежала, летела, восхитительно азартная и боевая, переполненная энергией и верой в себя – вот такую Меламори хотел увидеть на работе сэр Халли, а не плачущую несчастную девочку. Она достаточно взрослая, чтобы понять это.
Он полуобернулся  в тот момент, когда она – спокойная, наконец – налетела вихрем, обняла со спины, рассмеялась почти как зеркальные колокольчики в немногочисленных снах, что порой навещали Шурфа по им одной ведомой прихоти. От Меламори веяло гармонией, тем чудесным состоянием души и тела, когда ничего не тревожит разум, не вызывает тревог и сомнений. Чуткий к таким вещам Лонли-Локли одобрительно кивнул, не собираясь ни отталкивать девушку, ни читать ей нотацию. Момент был слишком важным, слишком нужным для неё, чтобы портить его тяжёлыми булыжниками лишних слов. Он прекрасно понимал её по взгляду, неровному дыханию, шальной улыбке. И думал, что она вырастет в бесподобную и смертоносную леди, способную идти с ними всеми рядом, а не позади.
- Ты молодец, Меламори, - по негласной традиции хлопок по спине считался предложением дружбы, но и полное смыслов объятие тоже вполне считалось таковым. Давно прошли дни, когда Шурф придирчиво выбирал друзей по степени их полезности в будущем. Для него не существовало принципиальной разницы между людьми, которые вошли в ближний круг и которым можно было почти безгранично доверять. Меламори – со всеми её эмоциями, слезами, азартом и порывами – заслуживала уважения и признания, которое Шурф, несомненно, мог ей дать. И стать ей другом и наставником, если она сама того захочет.
- Снова поранилась, - спокойно констатировал очевидное Шурф, мягко придерживая Меламори, чтобы она не упала на мостовую. Усадить её на перила моста дело одного мгновения, ведь они широкие и удобные, и с них чудесно видно Хурон. Дерево вахари в его саду, разумеется, намного лучше подходило для вдумчивого созерцания, но они с Меламори ещё не настолько близкие друзья, чтобы забираться туда и молчать вдвоём. Возможно, через несколько дюжин лет и этот момент наступит.
- В следующий раз будь осторожнее, - напомнил он и приложил руки к израненым стопам. Защитные рукавицы, как и Перчатки Смерти, остались в ларце в кабинете, так что Меламори открывался изумительный вид на ногти с рунами. – Я могу слишком торопить события, но раз ты справилась с заданием сэра Халли, то пора начинать учиться основам магии. Полагаю, именно этого он и хотел.
На «ты» Шурф перешёл легко и просто, как когда-то было с Мелифаро.
- У меня есть подборка учебников, в которых всё изложено весьма доступно. В том числе и нехитрые способы оберегать свои ноги от подобных… неприятностей.
Нет, Шурф не напрашивался в учителя – если так, он бы сказал сразу, чётко указав время и место первого занятия. Сэр Халли не давал на этот счёт никаких распоряжений, но раз уж Шурф по сути за руку привёл Меламори в Сыск, то он и нёс ответственность за её развитие как мага. Дар она разовьёт и сама, остальное же требовало ежедневной работы и шлифовки.
Он взглянул на неё спокойно и тепло, намного теплее, чем раньше, потому что вспомнил, как иногда добродушно смеялась Хельна, сетуя на его «слишком серьёзное лицо». Право, люди преувеличивают важность аффективных реакций в своей жизни, но если им это так нужно – пусть. В целом лицо Шурфа не стало более эмоциональным или добрым, просто на нём проступила некая человечность, на отсутствие которой вечно сетовал сэр Мелифаро. Ему виднее, конечно, Шурф не собирался тратить время, чтобы переубеждать его в обратном и тем более показывать, какие демоны прячутся за маской совершеннейшего из людей.

+2

10

Странное состояние, Меламори не могла четко понять, что происходит, но когда он похвалил ее, ей вдруг стало так хорошо, даже когда отец хвалил ее в детстве ей это не приносило столько радости. Удивительный человек сэр Шурф, хотя, может быть она просто не знала его, да, она понятия не имела, что это за человек, но была твердо уверена, что похвала из его уст это очень дорогого стоит. А потом пришло осознание, что она нагло вторглась в его личное пространство и от этого стало немного стыдно, совсем чуть-чуть. На бледном лице появился румянец, девушка отвела взгляд, опуская ресницы и поджимая губы.
Когда ее подняли и усадили на перила, Меламори вздрогнула, но говорить ничего не стала, уставившись на собственные израненные ноги. Нет, определенно, так бегать нельзя, но как по-другому? Она понятия не имела, как может соображать, когда ее так тянет по чужому следу, казалось, это просто невозможно. Мозг отключался и жгучие желание просто бежать вперед заполняло ее полностью. Сейчас Блимм вполне себе соображала и была более, чем адекватна и, самое удивительное, абсолютно спокойна.
Она немного равнодушно посмотрела на собственные ноги в руках у Шурфа и тяжело вздохнула, соглашаясь, что с этим нужно было что-то делать. Вот только Меламори действительно была абсолютно не восприимчива к магии. Да, ей достался весьма странный дар, но только и всего. У людей могут быть разные таланты, вот, у Меламори был талант вставать на след, но это не значит, что она сможет выучить магическую науку и стать самой настоящей колдуньей. Объяснять это Шурфу сейчас ей не хотелось, сейчас было слишком хорошо, чтобы снова загонять себя в эти ужасные рамки "не могу".
-Я не представляю, как быть осторожней, Шурф, я же не вижу, куда бегу, я бегу по следу, ты же знаешь... - по спине пробежали мурашки, когда он прикоснулся к голым ступням, он это уже делал, но тогда Меламори была без сознания, удивительно, как эти руки могли кого-то убивать, девушка чуть наклонила голову, разглядывая руны на ногтях сэра Лонли-Локли.
Девушка слушала в пол уха то, что он говорит, наверное это было весьма неправильно, но уж больно интересные у Шурфа были руки, она ни разу не видела его рук без перчаток. Поджав губы, Меламори подняла все таки глаза и встретилась взглядом с Шурфом. До нее начало медленно доходить, что он сказал и девушка неопределенно качнула головой, потому что сама не знала, что из этого ей может понадобиться.
-Я положусь пока что на тебя, что ты мне подберешь, то я и буду изучать, если ты не против, я, если честно, совершенно не представляю, с чего начинать... - честно призналась Блимм, болтая ногами и упираясь ладонями в перила. -Спасибо за ноги... - чуть тише произнесла она и перевела взгляд на Хурон, вид тут был действительно потрясающий, она замолчала, разглядывая пейзаж, молчала достаточно долго, но это не было какой-то неловкой паузой, как обычно бывает, скорее это была просто легкая передышка и осознание того, что теперь ее жизнь круто изменится, изменится настолько, что через пару дюжин лет Меламори будет еще смеяться над тем, какой она была в данную секунду, но это будет потом, а сейчас она поежилась и привалилась плечом к плечу Шурфа:
-Что это за руны у тебя на руках? Это чтобы ты мог надевать эти жуткие перчатки Смерти?.. - тыкать этому мужчине было непривычно, но Меламори удачно с этим справлялась и даже уже почти перестала внутренне сжиматься от этого обращения.

+2

11

Бежать, не разбирая дороги, для Мастера Преследования в порядке вещей. Но Шурф до сих пор считал, что подобный порядок себя изжил и следует принимать меры, чтобы создать новый, устойчивый, понятный и безопасный. Сделать так, чтобы даже самый юный и неопытный Мастер не навредил ни себе, ни другим, пока сам не научится контролировать и бег, и влияние своего дара на организм цели. Тотохатта рассказывал, как впервые встал на след: он играл с друзьями в нелепую игру «убеги от камня по горе», когда его ноги свернули в сторону и понесли своего хозяина в чисто поле. Продравшись через лес, Тотохатта действительно оказался в поле, где паслись коты, а их пастух мирно дремал в высокой траве. Со смехом этот невозможный человек описывал свой шок, ужас пастуха и попытки в будущем не преследовать ничего не подозревающих мирных жителей. Шурф мог ошибаться, но в Управление Тотохатта тоже пришёл по чьему-то следу, возможно даже сэра Халли. Заслуженная встряска, если начистоту. После следа начальства мозги сразу прочищались и желания не смотреть, куда несёшься, не возникало ещё дюжину дней. По словам Тотохатты, сам Шурф подобные эксперименты ставить не привык.
Он задумался над тем, как обезопасить Меламори от травм, потому молчал несколько дольше необходимого. И пусть она никогда не доберётся до их уровня в магии, учиться всё равно нужно – кто знает, какая из сторон Очевидной или Истинной магии окажется её счастливым ключом в новую, удивительную жизнь? В Тубуре, например, жили Мастера Сновидений, а это совершенно особый вид колдовства, хотя непобедимыми чародеями тех людей назвать было сложно.
- Знаю. В таком случае первое время я буду присматривать за тем, куда именно ты бежишь.
Это ужасно напоминало ситуацию с прошлым Мастером, но Шурф запретил себе думать об этом. Судьба уникальна, и нет никакой гарантии, что леди Меламори ждёт тоже, что настигло Тотохатту. Наоборот, велик был шанс, что она проживёт долгую и насыщенную жизнь, а опекать её Шурф перестанет уже через несколько дюжин дней. Некоторые ученики появляются в жизни наставника лишь затем, что преподать им важный урок. Шурф думал, что понял, какой.
- Пробуй всё понемногу, так ты поймёшь, к чему именно у тебя есть склонность, - да и общие знания обо всём на свете были совсем не бесполезны для Тайного Сыщика. – Не за что. Если не передумаешь, я принесу что-нибудь завтра. Вряд ли сэр Халии будет нагружать тебя после успешной погони, так что появится время для учёбы.
Шурф тоже замолчал. Он ценил этот сорт уютного и ненапрягающего молчания, когда между собеседниками не висит натянутая нить неловкости. Меламори надо было привыкнуть к переменам, осознать, что как раньше уже не будет. Её родители были людьми категоричными и вряд ли пришли в восторг от новости, что их дочь променяла карьеру в Ордене на сомнительную компанию опасных колдунов. Карьеры с таким упрямым и своевольным нравом она бы всё равно не сделала. Прошли времена, когда недостаточно самонадеянных послушников превращали в половые тряпки, если они не могли отстоять свою точку зрения. Заплатил деньги – и ты уже ходишь в одеждах Семилистника. Такая судьба Меламори точно бы не устроила.
- Они не жуткие, а эффективные, - поправил дотошный Шурф. – Верно, их мне помогла найти одна из рук, которые я забрал у магистров Ордена Ледяной Руки. Думаю, ты слышала множество вариаций этой истории. Сейчас я могу назвать её относительно забавной… если взглянуть со стороны.
Шурф тоже сел на перила моста, с наслаждением вдыхая свежий ветер. Вода под ними текла медленно и величаво, настраивая на философский лад. Обычно на Гребне было полно людей, но от Мастера Пресекающего все предпочитали держаться на вежливом отдалении, потому к ним никто не подходил и не мешал разговаривать.
- Если ты беспокоишься о том, что не станешь великой колдуньей, то зря убиваешь собственные нервы, - негромко сказал Шурф, решив отложить вопросы о сложной ситуации в семье Блимм на другой раз. – Может, знания, что ты получишь, не пригодятся год, два, дюжину лет. Но когда-нибудь ты вспомнишь, что научилась, например, прилетать к близким людям во сне, и это спасёт им жизнь и рассудок.

+1

12

Меламори тряхнула головой, темные волосы рассыпались по плечам и спине, девушка взмахнула рукой, откидывая в сторону непослушный локон и приподняла голову, подставляя ее солнцу. Теплые лучи приятно ласкали кожу, соединяясь с приятным ветерком, прилетавшим со стороны Хурона. Контраст от огромного выброса адреналина и погони к абсолютному спокойствию, резкий переход заставил девушку выдохнуть и наконец-то расслабиться окончательно. Она упиралась ладонями в перила, а когда Шурф сел рядом, она просто оперлась на его плечо. Такому человеку этот жест Меламори был все равно, что букашка села, а что там будут говорить люди - плевать, они же тут не целуются, как в Квартале Свиданий, в конце-то концов. Раньше Блимм и близко не могла подумать, что она будет вот так вот сидеть на перилах моста и любоваться окрестностями рядом с Мастером Пресекающим Ненужный Жизни. А вот сейчас сидит и ей даже страшно не было, наверное потому что смертоносные перчатки лежали где-то в шкатулке в сейфе Господина Начальника, что нутро ей подсказывало, что даже если бы на сэре Лонли-Локли сейчас были бы эти перчатки, она бы точно так же спокойно облокотилась на его плечо.
-Я бы поспорила с этим решением, но вижу, что это абсолютно бессмысленное занятие... - как-то сонно произнесла Меламори, улыбаясь уголками губ. - Я могла бы сказать, что нянька мне не нужна, но ты же не нянька... - странно, он словно заражал своим спокойствием, возможно, когда она привыкнет, все будет иначе, но сейчас все шло, как шло и девушка просто прикрыла глаза, прислушиваясь к шуму города и плеску волн у них под ногами.
Она лениво покачала головой, когда Шурф предложил ей попробовать все и сразу. Для Меламори сейчас это было чем-то сродни походу в лавку мороженого, где так много разных сортов и глаза разбегаются, чтобы выбрать, а ей сейчас предлагали по шарику каждого и отказаться было бы глупо, да и не практично. Она уже была взрослой девочкой и вполне отдавала себе отчет в том, что если она попала в Сыск сама, то ей не стоит ограничиваться только одним талантом, нет, он у нее был, конечно, это было весьма полезное умение, но и стоять на месте тоже не совсем хорошо. С такими людьми, как эти, нужно было как минимум научится сносно колдовать, иначе никак. Да и не хотелось ей тащиться позади всех, хоть мозг навязчиво подсказывал мерзким внутренним голоском, что она и так будет позади всех, но по крайней мере не тащится - тут же добавлял другой.
Она тихо засмеялась, занудность и дотошность Шурфа теперь казались ей забавными. Быть может только сегодня, когда воздух пьянил, а река убаюкивала, когда не нужно было никуда бежать и не нужно ничего доказывать. Девушка качнула босой ногой и устроилась поудобней, потеревшись щекой о белоснежные лоохи, сморщила нос и вздохнула.
-Я не беспокоюсь, уже нет... - она подавила зевок и резко отпрянула, растирая щеки ладонями, они тут же порозовели, Меламори сморгнула и уставилась на Лонли-Локли большими блестящими глазами. -Я очень надеюсь, что я смогу это сделать и многое другое, но на это нужно время, очень много времени, а я порой хочу всего и сразу... - не признавать это было бы глупо, ужас, какой она становилась рассудительной, а что будет дальше?

0


Вы здесь » Destiny crossroads » Где-то когда-то » «Невозможно» — это отговорка, чтобы успокоить совесть